Виктория Телешук

Желиба – о распродаже «фамильного серебра»: «Основания для подобных слухов есть»

Что именно из белорусских активов Александр Лукашенко мог бы предложить «старшему брату» в обмен на лояльность?

По итогам встречи Лукашенко и Путина в Сочи многие заговорили о том, что предметом политической сделки может стать ряд белорусских предприятий. Насколько реальны эти опасения, дорого ли можно оценить такие активы в теперешней ситуации и пойдет ли правитель на эту сделку, «Салідарнасць» поинтересовалась у доктора экономических наук Бориса Желибы.

– Учитывая политическую и экономическую ситуацию и то, что после встречи в Сочи общественности в Беларуси и России не рассказали об итогах, основания для подобных слухов есть. Общая проблема такая, что глобальная цель Путина, российского руководства не меняется – поглотить Беларусь, включить ее в состав России и лишить государственного суверенитета.

Сразу это сделать затруднительно, поэтому, видимо, будут проводить эту политику «тихой сапой». Вполне оправданно Россия считает, что и политические, и экономические позиции Лукашенко ослаблены, его легитимность не признает большинство стран Запада, поэтому на него можно давить дальше.

Предприятия, которые могли бы быть наиболее лакомыми кусками, были известны и раньше. В первую очередь военный комплекс интересовался Минским заводом колесных тягачей. Безусловно, есть интерес прибрать к рукам наши нефтеперерабатывающие заводы – прежде всего, «Нафтан», который остается в собственности белорусского государства, в то время как Мозырский НПЗ почти наполовину принадлежит россиянам. Можно еще расширить этот список, включив в него другие предприятия, которые более или менее держатся на плаву – помнится, когда-то хотели создать совместный холдинг МАЗ и КамАЗ, были намечены также другие пары.

Стоит упомянуть также военные базы, потому что Россия очень настаивала, чтобы сделать у нас базу военной авиации, даже площадку где-то под Бобруйском подобрали, и уже вроде бы вопрос был решен, но потом его отложили.

Сколько могут стоить сейчас эти активы? В этом должны сойтись договаривающиеся стороны. Потому что, когда хотели создать холдинг с МАЗом, я помню, что российская сторона сделала свою оценку, белорусская – свою. Разошлись они, кажется, раза в два – то есть белорусы оценили активы вдвое выше. Потом, если я правильно помню, приглашали голландскую компанию, которая дала третью оценку – впрочем, она все-таки была ближе к белорусской. Так что при желании продать наши предприятия это будет предмет отдельного торга, хотя, конечно, российские позиции всегда были сильнее.

Эта же политика продолжается и сейчас. Думаю, Лукашенко предложили: если он хочет иметь кредитную поддержку в текущей полосе глубокого кризиса, то необходимо решать эти вопросы.

Эксперт убежден: поскольку Беларусь, по сути, осталась единственным союзником России и ее «западным буфером», то нравится или не нравится кому-либо Лукашенко, в Кремле его будут вынуждены поддерживать:

– Умереть нашей экономике Россия не давала и не будет давать. Здесь Путин находится в своеобразной ловушке союзника: если у нас что-то изменится, то в сторону противоположного, западного вектора, чего он никак не желает допустить. Поэтому Россия будет минимальными кредитами поддерживать Лукашенко и дальше.

Но много давать тоже рискованно, тут и вопрос легитимности, потому что заранее оппозиция, которая сформировалась после выборов, говорит о том, что не признает все договора, связанные с займами. И к тому же у Путина есть отрицательный опыт выделения $3 млрд Украине «под Януковича», а потом ему оказалось, что отдавать эти деньги никто не планирует, поскольку они выдавались не украинскому народу, а режиму Януковича.

Поэтому крупными суммами поддерживать Лукашенко не будут – $1,5 млрд, не больше, и частями, такая схема может сохраниться и дальше.

При этом Россия, думаю, ищет другую, компромиссную фигуру, но Лукашенко делает все, чтобы ее не было.

Это мог бы быть Бабарико – он в заключении, мог бы быть Цепкало – он «выпихнут» за границу, в общем, все специально делается, чтобы альтернативы никакой не было. Это не устраивает Путина, но пока сохраняется именно такой статус-кво.  Что может измениться? Пока это из области предположений, что ход истории сам что-то изменит.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.4 (оценок:51)