«Для Путина Беларусь сейчас — это не победа»

Почему два авторитарных по своей сути человека не смогут найти компромисс.

Беларусь сегодня имеет структуру, которая в условиях демократии способна достаточно быстро привести к построению нормального государства, уверен управляющий компании «Appservice» Валерий Семилетов.

— Последние пять лет, пока мы опять не пришли к популизму, мы пытались выстраивать вот эти евростандарты, активно работая по линии ЕБРР, с правительствами разных стран, с разными грантами и т.д. У нас все выстроено под то, чтобы мы могли достаточно быстро перейти к цивилизованному государству, — напомнил топ-менеджер на Примусе. — У нас небольшая компактная, с точки зрения количества населения,  страна. У нас есть выстроенные институты, у нас есть более или менее адекватные законы, которые, безусловно, нуждаются в корректировках, но, даже если их исполнять, то вполне можно себе работать как на среднестатистическое европейское государство.

Конечно, можно еще идти по пути большего раскрепощения бизнеса и дебюрократизации, тем не менее, мы сегодня имеем структуру, которая при переходе к нормальной демократической политике со сменяемостью власти достаточно быстро позволит построить нормальное государство с развитым бизнес-сообществом.

То есть сегодня нас 90-ми пугать не нужно. У нас есть все необходимые инструменты для того, чтобы не проходить через очередные 90-е.

Однако вместо движения к демократии и экономическому развитию, по мнению эксперта, в настоящее время и в Беларуси, и в России создается система, которая является приемлемой только для определенной группы людей, представляющей власть.

— В их парадигме все работает. Мы должны правильно понимать их мотивацию. Она не в том, чтобы для всех было хорошо, их мотивация в том, чтобы они могли контролировать ситуацию, и чтобы было хорошо им и тем, кто помогает им контролировать ситуацию. Все остальные — это обслуживающий персонал. И не нужно рассказывать истории про то, что кто-то думает обо всех и что их беспокоит «завтра» каждого гражданина. Этого нет и никогда не было, — отметил  Семилетов.  

Имея схожую мотивацию, тем не менее, у российского и белорусского правителя совершенно разные посылы, которые, по мнению эксперта, никогда не позволят им прийти к компромиссу.

— Ни до чего конкретного никогда они не договорятся. Будут по- прежнему только попытки торга по принципу: вы нам деньги — мы вам хорошие слова и поцелуи.

Нужно понимать, что два авторитарных по своей сути человека не смогут найти компромисс. Есть здесь и мировоззренческий вопрос. Лукашенко — абсолютно советский человек, а Путин — это смешение такого советского номенклатурного человека с человеком, который воспитан на русском национализме 70-80-х годов. То есть, это такой уже отдельный склад, поэтому он рассказывает про Евразийство и т.д.

Для Лукашенко важна независимая в какой-то мере Беларусь, чтобы он здесь был полноценным единовластным руководителем, начальником.

А в концепции Путина не существует независимой Беларуси. Для него это временная ошибка, недоразумение, которое произошло, потому что Советский Союз вот так провел границы. Но это все история, которую, по его мнению, можно переопределить.

И поэтому когда мы пытаемся ему послать сигналы про необходимость диалога с белорусским народом, когда об этом говорят наши представители гражданского общества, мы ошибаемся. В Украине та же ошибка происходит — попытка договориться с Путиным. Но это невозможно!

В последнее время он начал много раз употреблять словосочетание «историческая Россия». А где проходит граница исторической России? По Дунаю. Польша, Прибалтика, Румыния, Болгария,  Сербия — все эти территории в том или ином виде — это часть исторической России, — объясняет топ-менеджер.   

Однако он уверен, что имперские намерения Путина в отношении Беларуси мало осуществимы. Есть ряд серьезных причин, с которыми нельзя не считаться.

— Когда я говорю о его идеях, я не говорю о том, что это возможно. Первая причина — история с Украиной. Она отодвинулась очень надолго, а без Украины, как части России, Беларусь — это проблема, а не приобретение. Особенно в текущий момент, когда у нас де-факто произошла национальная революция.

Когда большинство людей вышло под бело-красно-белым флагом, признав его либо своим, либо близким себе. Это нужно понимать. Для Путина Беларусь сейчас — это не победа.

Второе — ему не нужна военная аннексия, ему нужно триумфальное воссоединение, с цветами, братаниями и т.д. В текущих условиях, когда русские погружены в свои проблемы, которых море, а мы — в свои, осуществление каких-то якобы мессианских идей, которые абсолютно не интересны обществу, не даст того эффекта.

Ну и сама готовность России под вопросом. На примере Карабаха и Украины мы видим, что нет готовности идти до конца. Есть готовность влезть, чуть-чуть заморозить, поставить какие-то ловушки, кейсы, чтобы и уйти не могли, но и забрать не готовы.

В Беларуси такой сценарий, когда какую-то часть можно заморозить в виде Приднестровья, практически нереализуем. У нас нет такого разделения в обществе. Нет такого компактного анклава, который можно каким-то образом превратить в «белорусский Донбасс».

Рейтинги откровенно пророссийских, то есть тех, кто видит Беларусь частью России, у нас крайне низки, не более 4-5%. Это не тот формат, при котором можно осуществить такие вещи.

Мы все-таки озабочены другим, вопросом благосостояния, открытых границ, открытой экономики. У нас где-то на интуитивном уровне люди тянутся именно к этому.

Им большие имперские проекты здесь и сейчас не интересны и вряд ли будут интересны в ближайшие 20-30 лет, — уверен эксперт.  

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.9 (оценок:79)