Cуд над журналисткой TUT.BY и врачом БСМП. Сестра Бондаренко говорит, что Катерина Борисевич согласовывала с ней информацию

Во вторник суд Московского района Минска продолжает рассматривать дело Катерины Борисевич и Артема Сорокина, которых обвиняют в разглашении врачебной тайны (о «ноль промилле»). Продолжают вызывать свидетелей, пишет TUT.BY.

***

Дверь зала суда, как и в предыдущие дни, закрывают на ключ. Рядом дежурят сотрудники милиции в форме и штатском.

Свидетель Адарья Гуштын (журналист TUT.BY, коллега Катерины Борисевич) ходатайствовала о том, чтобы допрашивать ее в открытом режиме. Она не была допрошена в ходе предварительного следствия, это значит, материалы дела ей незнакомы. В части медицинской тайны ей известна только информация, публично озвученная представителями СК и Генпрокуратуры, подчеркнула в письменном ходатайстве Адарья Гуштын.

— Считаю, что данный уголовный процесс является не просто общественно значимым, а историческим для Беларуси. В связи с этим считаю своим гражданским долгом предпринять все возможные законные меры по тому, чтобы лично я была допрошена в открытом судебном заседании.

Дверь зала заседания осталась закрытой. Выступить свидетелем приехала также женщина с «Площади перемен» — она одна из тех, кто последним видел Бондаренко живым.

Девушка говорит, что перед тем как парня увезли неизвестные, она разговаривали с ним, стояла очень близко. И однозначно может сказать, что Роман в тот вечер был трезв, «никакого запаха не было, это было бы заметно».

— Кроме этого, у нас на площади строгое правило: никакого алкоголя. Все-таки это детская площадка, каждый вечер там собиралось много детей. Соседи этот момент строго контролировали.

Юлия говорит, что медицинский документ, который подтверждал, что в крови Романа было «ноль промилле», она увидела задолго до публикации на TUT.BY — он уже некоторое время «мигрировал» по телеграм-каналам и чатам.

— О том, что произошло и что это был Рома, жители нашего двора знали задолго до публикаций, в том числе Следственного комитета.

О чем ее могут спрашивать в суде, не знает.

***

Главный редактор TUT.BY Марина Золотова выступила на суде по делу Катерины Борисевич и Артема Сорокина в роли свидетеля. Она считает, в деле «нет состава преступления, и это совершенно политический процесс».

***

Судебное заседание во вторник назначено на 10.15. Дело рассматривает суд Московского района Минска в здании Дома правосудия на улице Семашко.

Процесс проводят в закрытом режиме. Снимок – с первого дня суда. Фото Belta via Reuters

Катерину Борисевич и Артема Соркина завели в зал в 10.04.

Судья — Светлана Бондаренко, гособвинитель — Людмила Иваненко. Артема Сорокина защищает адвокат Ольга Батюк, Катерину Борисевич — Андрей Мочалов и Михаил Боднарчук.

Обвиняют Катерину и Артема по части 3 статьи 178 — «Разглашение врачебной тайны, повлекшее тяжкие последствия».

Третий день заседания начался с допроса свидетелей.

— Свидетель Ли, — позвала помощница председателя суда Московского района.

Врач с такой фамилией осматривал Романа Бондаренко, когда тот поступил в приемный покой.

На суд в качестве свидетеля также вызвали сестру Романа Бондаренко Ольгу. Она подчеркивает, что все время, пока Роман находился в больнице, родственники публично рассказывали о его состоянии. После, когда появилась информация о том, что якобы он был пьян, семья Романа дала согласие на публикацию данных лабораторных исследований.

В них, напомним, указывалось, что в крови Романа не было обнаружено этанола. Ольга говорит, что она лично согласовывала с Катериной Борисевич эту информацию — в промежутке между сообщением СК о том, что при первичном осмотре Романа был поставлен диагноз «алкогольная интоксикация», и заметкой о «ноль промилле». Две статьи были опубликованы на портале TUT.BY с разницей в 43 минуты.

О том, что собирается рассказать суду, Ольга сообщила до того, как вошла в зал и дала подписку о неразглашении.

Главный редактор TUT.BY Марина Золотова также выступает на суде свидетелем. Она считает, в деле Катерины Борисевич и Артема Сорокина «нет состава преступления, и это совершенно политический процесс».

— Катя делала свою работу: она проверяла информацию — то, что должен делать любой журналист. Единственные люди, у которых могли возникнуть претензии, — это близкие Романа Бондаренко. Но никаких претензий с их стороны не было. Катя очень крутой журналист и, наверное, лучший в стране судебный репортер. К ее текстам никогда ни у кого не возникало претензий. Вообще, просто удивляешься, как можно писать так оперативно, точно, с вниманием к каким-то любопытным деталям. Поэтому очень странно, что эта ситуация коснулась Катю. Ошибки совершает все, но Катя, кажется, или их не совершает никогда, или совершает меньше всего. Совершенно очевидно, что 13 ноября тема насильственной смерти Романа Бондаренко обсуждалась везде.

Информация, что в его крови не было обнаружено алкоголя, распространилась телеграм-каналами рано утром. То, что сделала Катя, — всего лишь проверила эту информацию, — прокомментировала перед заседанием Марина Золотова.

Что происходило на процессе накануне

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 5 (оценок:23)